Ринон (rinon_) wrote in ohota_na_ptits,
Ринон
rinon_
ohota_na_ptits

Эдвин Ветер и Шеннон Облако. Продолжение истории.

Духовным наставником Шеннона был аббат Эван, напоминавший монаху самого Брендана мудростью, смирением и доброй твердостью.
Тот год, когда в монастыре появился брат Эдвин, выдался удивительно яблочным. Яблоки в корзинах и на просто расстеленных холстах были везде в обители, и стоял спелый яблочный дух. Ну что же, если монастырь – символическое изображение корабля, то этот корабль определенно проплывал мимо острова яблок – как и положено кораблю Брендана, - думал брат Шеннон с улыбкой.
Один ши всегда узнает другого, даже если это человек, некогда бывший ши… Брат Шеннон увидел в брате Эдвине отражение своей души, и эти монахи всегда хорошо понимали друг друга. И к тому же… другому легче признаться в том, в чем не можешь признаться даже себе, это такое человеческое свойство…
- Ты тоскуешь?...
- И ты тоже?
- Не совсем. Не знаю как сказать. Все думаю о том, что нельзя обрести полноту веры, потеряв часть своей сущности, нельзя лгать себе, уверяя, что это угодно Господу. Иногда мне кажется, что мы только играем в людей.
В монастыре хранилась книга с именами Ши, которую принес Брендану Каэ. Шеннон услышал, как как отрывисто и быстро начало дышать время, ускоряя бег, когда к стенам обители пришел посланец Королевы ши: «Дроу пробудились. Помните о том, что вам доверено».
- Конечно, мы помним. Может быть, зайдешь, Ворон?...
- Нет.
- Но если тебе когда-нибудь будет нужна защита, то…
- Мне? Здесь?!? – cмеется. - Нет! Ни за что!!
Вот и все. Лишь шелест травы и звук дальнего полета.
Шеннона призывает Настоятель. «Я знаю, что ты хранишь. Не говори никому, где она. Даже мне!»
А под сводами храма разносится чистый высокий голос певчего, и на богослужении топот времени не слышен…
А ночью в дымно-алых вспышках у врат обители появляется принц Дроу, и с ним – смятение в душах монахов. Его лицо неподвижно, но голос звучен и напряжен. И даже когда он умолкает, темнота вокруг словно звенит от присутствия недоброй силы.
«Что это за место? Что в нем делают монахи? Почему это стоит на моей земле?!»
Ночь теперь кажется зловещей, так что братии ночью страшно заходить в пустой темный храм. Чудится вокруг беспокойство и настороженность темного леса, тревожное ожидание; и брат Эдвин даже вернулся за факелом, вдруг испугавшись смутного видения из прошлого. Ночь обретала глубину и причудливые формы, так оживают сны об опасности и дремучих бездорожьях, лабиринтах для затерянных душ.
Наутро прибывший накануне епископ Йоркский совершает литанию Брендану, и, неожиданно, прерывая службу, набрасывается на аббата с грубой бранью – по поводу слов, якобы доселе не слыханных в богослужении, хотя испокон веку с ними обращались к Брендану в этой обители. Странное дело… изучив свой служебник, епископ просит увести его отдохнуть, потому что ему отказывают ноги – настолько он видимо потрясен. А служба продолжается своим чередом.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments
А продолжение?:)
(Хором из "Пластилиновой вороны")А ДАЛЬШЕ?!!
Да, Rinonya, ты ведь у на самый умный, поможи, сделай милость, а то у меня с перепугу всё отказало (в смысле руки-ноги-голова). Тут, понимаешь, текст, блин, обещанный и ещё всяко - в стихах и не очень - так я не знаю, оно надо кому? А ежели вдруг надо - то куда его?..
Его сюда! Сюда давай! :-)